Когда «гормон любви» становится «гормоном тревоги» | Журнал "Вольт"
Пт. Окт 23rd, 2020



Эффект окситоцина зависит от того, в какой области мозга он действует.

«Гормон любви» – это окситоцин, и мы думаем о нем довольно часто (последний раз был совсем недавно, в связи с коронавирусом). Изначально его изучали как акушерский гормон, но теперь об этой функции вспоминают только специалисты. Обычно мы слышим, что окситоцин (который действует как гормон и как нейромедиатор) усиливает социальные связи. С окситоцином мы хотим еще больше общаться с нашими детьми, любовниками и друзьями; это помогает сохранять верность, увеличивает эмоциональное и физическое влечение и т. д.

С другой стороны, тот же окситоцин увеличивает не только любовь, но также тревогу и недоверие. Все зависит от социального контекста, от того, кто рядом с нами: близкие и родные люди или неприятные незнакомцы. Исследователи из Калифорнийского университета в Дэвисе пишут: PNASчто эффект окситоцина также зависит от того, в какой области мозга он действует.

Большая его часть синтезируется в гипоталамусе, но также некоторое количество окситоцина вырабатывается нейронами в ядре терминальной полоски (BNST), структуре мозга, тесно связанной с миндалевидным телом или миндалевидным телом. Миндалевидное тело работает с эмоциями, и связанный с ним BNST играет большую роль в реакции на пугающие и стрессовые сигналы. BNST широко изучался в отношении зависимостей, депрессивных и тревожных расстройств, которые развиваются в присутствии постоянного стресса.

Эксперименты на мышах показали, что чем больше окситоцина появляется в нейронах BNST, тем больше у мышей возникает беспокойство из-за социального стресса (то есть, предположительно, из-за ссор с другими мышами). Более того, даже если не было стресса и нейроны BNST просто стимулировались окситоцином, мыши все равно испытывали беспокойство. Естественно, в тревоге нет времени на социальные связи – в таком состоянии вы будете относиться к другим с недоверием, опасениями, страхом.

Это не первый случай, когда обнаруживаются другие функции «гормона любви». Например, в прошлом году мы писали, что он используется не только «социальными» нейронными цепями, но и теми, кто участвует в обучении, мотивации, обработке обонятельных и вкусовых сигналов и т. Д. С другой стороны, нечто подобное происходит с серотонином, который назвали «гормоном счастья» – оказалось, что он может вызывать не только счастье, но и депрессию, в зависимости от того, на какие нейроны воздействует.

Все это лишний раз убеждает в том, что в мозгу (даже у мыши) все сложнее и к таким названиям, как «гормон любви» или «нейромедиатор счастья» следует относиться с осторожностью.





Source link

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *